среда, 31 июля 2019 г.

Целовать сюда...

" Анна скользит по простыне абрикосового цвета, простыни кажутся прохладными, ее грудь покрывается крупными мурашками. Даша прикасается к ней губами. Большие напольные часы отбивают двенадцать ударов, порывом ветра распахивает форточку, и Анна закрывает глаза, вновь уплывая, уносясь, возносясь… 

— Какие тебе снятся сны, — говорит Даша чуть позже, — страшные… Я люблю страшные сны… После них веселее живется… 

Они устроились вдвоем на широком подоконнике, уже почти утро, начинает светать. 

Открыли бутылку вина, у Даши нашлась, от старых времен, Анна отметила, что вино кисловатое, но какая разница. 

— А я, — продолжила Даша, — периодически боюсь утратить связь с реальностью: начать раздеваться прямо в кафе… или рассказывать прохожему о своей личной жизни. Понимаешь? 

— Понимаю, — ответила Анна, сделала глоток и погладила Дашу по голове. 

Даша прижалась к лицу Анны своей щекой. Было тепло и уютно, было трогательно." 

Януш Леон Вишневский, Ирада Вовненко ("Любовь и другие диссонансы", Астрель, 2012) 

понедельник, 29 июля 2019 г.

К чёрту бабочек

" — Я такая дура. Прости меня. Даже не поблагодарила за цветы. Какие чудесные туфли, можно примерить? — Розу она так и сжимает в руке. 


Анна снимает туфлю на высоком каблуке, надевает Даше, чья кожа кажется тонкой, как тесто для пахлавы. Переводит дыхание, надевает вторую, Даша делает несколько неуверенных шагов к большому зеркалу, рассматривает свое отражение, они встречаются в зеркале глазами. 

— У тебя прекрасный вкус, дорогая, — говорит Даша и подходит ближе. 

От ее тела идет ощутимый гул, как в метро перед прибытием поезда, и жар — Анне кажется, она обожжет ладони, дотронувшись до ее лба, светлеющего ровной полоской под черной густой челкой. А Даша все говорит, никак не может остановиться: 

— Пришла какая-то газовая служба с проверкой оборудования. Два молодых парня, очень похожие друг на друга, у них такие глаза, просто огромные, редкого цвета — зеленого. Как изумруды. У обоих. Я так обрадовалась, что стала смеяться, смеялась долго, они уже ушли, а я все смеялась. Правда, забавно? А еще пела песню: «О-о-о, зеленоглазое такси…» Вот так, но я ведь хорошо пою? 

Анна молчит. А Даша продолжает: 

— Скоро будет лето, очень скоро, я так люблю лето. Лето — это большая белая тарелка с золотым ободком, или нет, лето — это корзина, увитая цветными лентами… Или нет, лето — это пляжная сумка из прозрачного пластика в сине-желтую полоску, на дне толстый детективный роман, шлепанцы-вьетнамки с бусиной на перемычке, шорты из обрезанных джинсов, яркий лак для ногтей и майка на лямках. Много черешни, абрикосов, холодного крымского шампанского, оно нагреется в пляжной сумке, но можно положить рядом широкогорлый термос с кубиками льда… Хотя нет, термос не поможет. Тогда уж лучше клубничную «Маргариту», крюшон в узбекской дыне и персиковую «Маргариту», туфли из тонких ремешков на платформе, солнечные очки, длинное шелковое платье… 

Даша встревоженно смотрит и открывает рот, чтобы сказать что-то ещё, и Анне приходит в голову, что с того момента, как она позвонила в дверь, сама она произнесла всего пять слов: «Прости, что я без приглашения». 

Она не представляет, что делать дальше, она никогда раньше… Но тут Даша, смущенно улыбаясь, осторожно берет ее за руку и сплетает свои обжигающе горячие пальцы с ее ледяными. Блестящие глаза спокойно и ласково смотрят на нее. Анна чуть поворачивает голову и дышит в маленькое ухо, закрывает и открывает глаза, по-детски щекоча ресницами, и тогда Даша наконец замолкает… 

И тогда говорит уже Анна: 

— У тебя такие красивые волосы, завиваются кольцами… Можно накрутить на палец… Сколько получится оборотов? Давай попробуем… Десять с половиной, почти одиннадцать… Как у мудреного замка´, дополнительные пол-оборота — для блокировки. Оказывается, я люблю кудри — только свои терпеть не могу. Не помню уже, почему. Недавно приснилось, что я умерла и очутилась в другом мире. Там я ходила кудрявая, длинноволосая, и брови были такие, как есть. И одета была странно — в детстве моя одноклассница носила китайскую шерстяную кофту, просто ужасную, с узором из домиков и собачек, а я ей страшно завидовала и мечтала о такой же, с зелеными деревянными пуговицами. Весь сон то застегивала ее, то расстегивала, и пуговицы были зелеными, и собачки те же. И домики на месте, да." 

Януш Леон Вишневский, Ирада Вовненко ("Любовь и другие диссонансы", Астрель, 2012) 

пятница, 26 июля 2019 г.

Утонуть в твоих глазах

"Глубокий взгляд, устремленный прямо в душу. Как в заводи у берега захлебываются воды стремительного течения, на самом дне этих глаз, устремленных на Сумирэ, сталкивались, бурлили немые потоки. Только время могло успокоить воды и вернуть все на круги своя"

Харуки Мураками ("Мой любимый спутник", Эксмо-Пресс, 2013)

четверг, 25 июля 2019 г.

Итоги года - с 25.07.2018 по 25.07.2019

Я - творческая проститутка!

Именно к такому заключения я и прихожу, подводя очередные творческие итоги за МОЙ год - с 25.07.2018 по 25.07.2019.

С одной стороны, это очень здорово, когда пробуешь свои силы в разных направлениях, с другой - ты никогда себя не можешь назвать спецом в чём-то одном. Ведь и правда, какие ассоциации возникают, глядя на подобных мне людей? Правильно, это поверхностные распиздяи, которые сегодня одним занимаются, завтра другим, послезавтра третьим. Ну и в чём прикол-то? Может уже пора остановиться на чём-то одном? Может ты уже определишься: либо ты альбомодел, либо блокнотодел, либо уже иди по полной программе зависай над фотокнигами. 

Короче, дерьмовое какое-то впечатление от сложившегося. И ведь это не первый год такая музыка играет. Нет определённости. Ни в чём. За столько лет в творчестве, я так и не стала кем-то путным. Вечные метания из одной стороны в другую. 

Кто-то скажет, что это нормально, это всё поиски себя. Да, я согласна, но сколько можно уже искать-то? Когда уже стану нормальным деревом, а не перекати-поле? 

Итак, ближе к делу, к конкретным итогам.

Альбомы. 5, из них 3 - доделанные долгострои с архызовского скрап-феста. Особенно радуюсь завершённым долгостроям, ибо трудно они мне даются. 1 - альбом так же долгостройный, после МК Вики Клабуковой. 1 - альбом, сделанный по МК Лены Виноградовой. Почувствовала себя новичком, который складывает альбом из готовых деталей. Очень даже кайфовое занятие - голова над композицией не болит, сиди себе да клей альбомчик.

понедельник, 22 июля 2019 г.

Не смотри на меня так...

"Не меняя позы, не отнимая руки, Мюу смотрела прямо в глаза Сумирэ. В глубине ее совершенно черных зрачков Сумирэ видела собственное четкое отражение. Ей стало казаться, что там, по ту сторону, – ее душа, которую засосало в зеркала. Сумирэ очень нравилось и в то же время очень пугало это ее отражение"

Харуки Мураками ("Мой любимый спутник", Эксмо-Пресс, 2013)

среда, 17 июля 2019 г.

Когда нет пути назад...

"Я вспоминала наши встречи с Мартой и мои лучшие работы. Я перебирала в памяти самые красочные отпечатки - как цветёт под нашими окнами черёмуха в мае, как играет волнами утреннее море в Коктебеле, как мама выставляет меня за дверь, на прогулку, а в глазах у неё такие теплые-тёплые, мягкие огоньки, и она протягивает мне пушистый красный шарф. Но ничего не получилось. Я поняла: есть только один выход - поскорее сделать что-то новое, создать другой мир, иначе я тоже исчезну. Я тогда часто читала дочери какие-то сказки... и вспомнила про эту башню в облаках. Решила, что буду как спящая красавица. И почти стала ею...

Роза снова замолчала, закрыла глаза и добавила тихо:

- Я каждый раз чувствовала, когда открытку брали в руки Лев или Дина. Потом Лев исчез, а Дина в последнее время касалась её всё реже и реже. Потом я почувствовала кого-то незнакомого, впервые, за много лет. Значит, это была ты.

- Роза, - тихо спросила Инга и почему-то перешла на "ты". - Роза, ты ведь не стареешь. Ты умрёшь здесь когда-нибудь?

- Я не знаю.

- А если сжечь открытку?

- Я не знаю.

- А ты бы этого хотела?

- Я бы хотела ещё раз увидеться с Мартой. Пусть она не входит в открытку, это опасно, пусть только возьмёт её в руки, я почувствую. Это моя мечта"

Нелли Мартова ("Ветер, ножницы, бумага", М.: АСТ; СПб.: Астрель-СПб, 2011)

вторник, 9 июля 2019 г.

Одним кактусом меньше

Вроде дислексией не страдаю, но больше года мне потребовалось, чтобы наконец-то дочитать книгу "Ветер, ножницы, бумага" (ВНБ) Нелли Мартовой. Да, я истинный мазохист. 

А с другой стороны, мне вообще должно быть грешно жаловаться, ибо в этой книге есть всё, что я люблю: и скрапбукинг, и Филя (если что, это кот, названный в честь того самого великого лучезарного).

Тяжело читалось. Текст насыщен чуть ли ни в каждом предложении метафорами, ассоциациями, сравнениями. Это как кубик магги: в растворимом виде в качестве бульона - это самое то, но в сухом это невозможно употреблять, ну разве что в малых дозах нализывать. Вот так я мизерными порциями читала эту книгу - медленно, печально, понемногу. Очень не хватало лёгкости, свободы, воздуха. Это конечно здорово и интересно, подмечать одну метафору за другой, но из-за этой прелести быстро уставала и теряла в итоге нить повествования.

Допускаю, что дело тут ещё и в моём отношении к жанру - городскому фэнтези. Всегда была к нему равнодушна. Уверена, что у поклонников этого жанра были бы совсем другие впечатления.

Как ни странно, но у меня вызвали эмпатию не главные героини - Инга и Софья, а второстепенные - Марта и Роза. Больше всего я переживала именно за их встречу.

Вот за что автору огромное спасибо, так это за точную передачу атмосферы творческого потока. Причём атмосферу того начального периода, которая была наверняка у каждого скрапера-новичка. Когда ты пребываешь в восторге от одного осознания, что можешь сотворить своими руками открытку или страницу. И по фиг, что твоё детище вышло кривым и косым, а по композиции так и вовсе оно похоже на лютую порнографию с пуговицами. Но ведь главное, что это ты сам сделал. Нет, ну с опытом скрапер тоже дико радуется, но уже совсем другому: новой освоенной технике, идеи, которая его друг осенила. Но с годами исчезает тот наивный детский восторг. А благодаря ВНБ ты снова вспоминаешь те времена, когда был ещё совсем зелёным рукоделом.

Складывалось впечатление, что Нелли сама скрапер. Чувствуется глубокое погружение в тему скрапбукинга. Видимо, ещё в этом плане посодействовали коллеги по скрапу - Ольга Сивова, Елена Севрина, Ирина Гаврильченко, Меньшикова Юлия, Мария Сергеева, Ольга Латышева. Именно их руками созданы те открытки и визитки (размещены на форзацах книги), которые по сюжету делали герои романа. Историю создания каждой скрап-иллюстрации можно почитать в блоге "V.S. Скрапбукеры".

Рекомендую ВНБ к прочтению всем скраперам. Каждый здесь найдёт для себя что-то ценное. Кто-то запоем прочтёт эту книгу, а кто-то, как я, будет не раз перечитывать отдельные цитаты из романа для эмоционально-творческой встряски.